Лес рубят, а головы – не летят

Лес рубят, а головы – не летят

Уже пять лет в лесном массиве не проводилась санитарная рубка деревьев. В этом году Янаульское лесничество получило госзадание, по которому проводят чистку леса от сухостоя. Правда то, что творится за лыжной базой, больше напоминает промышленную  добычу древесины. Счет идет на сотни кубометров. И останавливаться на достигнутом, как  выяснилось, лесорубы не собираются. 

Ирек Марданов, директор технопарка «Вторая жизнь лесу»:

«Мы видим, здесь кора повредилась, но, если ее еще можно замазать глиной, например, то вот здесь повреждена сама структура дерева. Есть очень большая вероятность, что оно не выживет».

Это дерево, говорит Ирек Марданов, без должного ухода, скорее всего, погибнет.  Заготовкой древесины он занимается почти три десятка лет, но такое видит впервые. До санитарной рубки в лесу было гораздо больше порядка, чем после нее. За собой эти «санитары леса» оставили кучи валежника,  кустарника и порубочных остатков. А еще повсюду с корнем вырванные и просто разорванные на куски тяжелой техникой молодые деревья. Все это не продашь даже за бесценок. Поэтому и осталось валяться. Чего не скажешь о древесине. В это время года – товар ходовой.  Ведь в период снеготаяния работы в лесу с применением тяжелой техники запрещены.

Ирек Марданов, директор технопарка «Вторая жизнь лесу»:

«Здесь запрещена промышленная валка леса, соответственно, здесь проводится санитарная рубка леса по законам лесопарковой зоны. Это должна быть выборочная рубка, без трелевки. Да, можно немножко вытянуть, без этого не обойтись. Но без трелевки и организации складов. Законом запрещено эту зону превращать в промышленную. Промышленная рубка здесь вообще запрещена. А на  сегодняшний день мы видим, что это  непрофессиональные действия исполнителя работ. К тому же,   здесь не юридическое лицо, как оказалось. Мы запросили документы – сухостойная древесина продана физическим лицам».

Чтобы восстановить разрушенную почву, говорит Ирек, не хватит и сотни лет. Сами добытчики удивлены, говорят, всю жизнь так работали и ничего. Вопрос, а есть ли у них сопроводительные документы,  вообще поставил в тупик. Какие-такие в лесу документы? Словосочетание «технологическая карта» для них тоже лес, темный.

Ни   сейчас, ни через час организатор этого бардака так и не появился. Варварская вырубка леса, кажется,  вообще никого не заинтересовала. Бригады вальщиков работают вторую неделю. Разрушили лыжную трассу, по которой и пешком просят не ходить, а вот гонять  на КАМАЗах и бульдозерах, оказывается,  можно. Ни сотрудники полиции, ни сотрудники ГИБДД – во время транспортировки до пилорамы  никто не спрашивает документов. Рабочие и сами это подтверждают.  Видно, верят на слово. Раз вывозят КАМАЗами – значит это кому-нибудь нужно.

Ирек Марданов, директор технопарка «Вторая жизнь лесу»:

«Ни  одно лесное хозяйство, ни одна профессиональная компания, которая занимается лесом,  в этот период в лес вообще не выходят».

Корреспондент:

«Это заинтересованность? А нельзя назвать халатностью?».

Ирек Марданов, директор технопарка «Вторая жизнь лесу»:

«Нет. Это преступная заинтересованность, это преступная халатность. Почему? Понимаете, ведь почему здесь лес возят? Потому что все хозяйствующие субъекты приостановили работы. И леса сегодня на рынке нет».

Межведомственное взаимодействие с органами внутренних дел при проведении подобных работ, пресечение и выявление нарушений лесного законодательства является важной составляющей эффективной работы. Об этом заявляют с высоких трибун. Но у нас почему-то предпочитают добиваться показателей другим способом. Задерживают тех, кто занимается заготовкой дров и пиломатериалов в деревнях. Один из таких Ринат. Он просил  не называть его настоящего имени. Говорит, устал от пристального внимания контролирующих органов. Имел глупость в свое время связаться не  с теми людьми. Он с 2004 года занимался лесом, не в промышленных масштабах,  конечно, но содержать семью денег  хватало. Все изменилось, когда ему пришлось  поработать на одного из сотрудников краснокамской полиции.

Ринат, предприниматель:

«Эта история началась в 2015 году. Действующий сотрудник полиции Егоров Евгений Анатольевич – мошенник и жулик. Он до сих пор не рассчитался со мной за выполненную работу по валке леса и вывозу. У меня есть факты и свидетели, но в суде мне отказали. Он должен мне и работникам почти 30 тысяч рулей. Уже четыре года я не могу добиться справедливости. Мало того, сотрудники полиции просто не дают спокойно работать таким «мелким» предпринимателям, как я. У них там своя компания, куда простым людям  хода нет. Кто-то пол-леса срубит и вывезет, а кого-то за два бревна   посадят».

В одном из наших выпусков мы рассказывали о нескольких жителях Краснокамского района, их   судят по статье, которая предусматривает до 7 лет лишения свободы. Сотрудники полиции во время проверки на двух бревнах не нашли положенного клейма. А здесь все дружно закрывают глаза на отсутствие каких-либо документов, в том числе и технологической карты. Разрушение почвы, несоблюдение правил безопасности, у рабочих нет специального снаряжения, не говоря уже о легкой спецтехнике. Нет касок, территория не огорожена, нет предупредительных знаков, что идет валка.  На все вопросы непосредственный исполнитель госзадания отвечает:  успокойтесь, то, что происходит в лесу, – нормально.

Мунир Низамов, начальник Краснокамского участка Янаульского лесхоза:

«Нам, Янаульскому лесхозу,  дается госзадание и на его основе мы заготавливаем древесину. Здесь идет санитарная рубка, вырубается лишь клейменная и сухостойная древесина. Квартал 58, выдел первый. Площадь – 10  га, объем – 250 кубометров. На сегодняшний день здесь выполнено приблизительно 50% всех работ. Здесь идет разработка. Она закончится здесь только в мае-июне месяце. Делянку у нас будут принимать только по окончанию всех работ. После этого ни одной древесины у нас здесь не останется, только будут сучья порубленные. И мы можем с вами сейчас пройти, я вчера только проходил, колеи здесь в 50 см. нет. Вы ее здесь точно не найдете».

Сложно упрекать человека, которому дали задание, но не дали ни документов на руки, ни спецтехники, а вместо спецбригады – определили случайных людей, не имеющих опыта. Это, скорее, вина начальника производства лесхоза, чем его подчиненного. Что касается вопроса захламленности леса  и очистке территории от порубочных остатков, то эти работы обязательны для всех лесопользователей. Но, видимо,  не для наших. Инспектор, вызванный общественниками, нарушения зафиксировал.  А дальше будут разбирательства.

Роберт Зинатуллин, участковый лесничий по Николо-Березовскому лесничеству отдела ГКУ РБ Управления лесничествами по Янаульскому лесничеству:

«Позавчера я здесь первый раз был. Запретил работы, так как нарушается технология работы. Нарушаются здесь дороги и нижний склад устроен по окраине дороги,  прямо. И во-вторых, нарушается сама технология работ в лесопарковой зоне. Вот,  я позавчера запретил, но они продолжают работать. Сейчас составим акт осмотра территории, потом произойдет передача акта осмотра в Межрайонный территориальный отдел в Бирск, а там уже будут смотреть или выносить эту документацию».

Контроль лесничествами во время санитарной рубки должен быть на стабильно высоком уровне. А у нас он на стабильно ..никаком. За два съемочных дня мы так и не встретили здесь представителей лесничества. Почему-то от леса они предпочитают держаться подальше.

Лилия Гарифуллина

 

При перепечатке или цитировании ссылка на телеканал «Нефтекамск 24» обязательна. Для интернет-изданий и социальных сетей прямая активная гиперссылка обязательна.

Видео